Меню Закрыть

Черной – Михаил Черной — биография, семья и фото бизнесмена

Содержание

Черной, Михаил Семёнович — это… Что такое Черной, Михаил Семёнович?

Михаил Семёнович Черно́й (1952(1952), Ташкент) —авторитетный российский предприниматель, в прошлом — алюминиевый король России[1], гражданин Израиля[2].

Биография

Родился в Ташкенте (по другой версии в городе Умань[3]) в еврейской семье. По данным, оглашённым в лондонском суде Томасом Бизли, адвокатом Олега Дерипаски, Черной был частью криминального мира Узбекистана. Он создал и возглавлял влиятельную преступную группировку в Ташкенте, которая организовывала незаконные уличные лотереи и подпольные производства. Из-за угрозы убийства Черному пришлось бежать в Москву, где он наладил связи между «ворами в законе» Узбекистана и столицы.[4]

В 1988 году Черной, вместе с украинским американцем Сэмом Кислиным, экспортировал железную руду, кокс и уголь, ввозя в страну автомобили Lada, сахар и продукты питания. В 1991 году Кислин и Черной основали предприятие TransCommodities. В 1992 году двое британских бизнесменов, Дэвид и Саймон Рубины, предложили Черному совместно импортировать в Россию бокситы с целью их переработки в алюминий для поставки на мировой рынок. Неофициально партнёрами Черного по алюминиевому бизнесу считались такие крупные уголовные авторитеты, как лидеры измайлово-гольяновской преступной группировки Антон Малевский, Сергей Аксёнов и Дмитрий Павлов, руководители Подольской ОПГ Сергей Попов и Сергей Лалакин, влиятельный узбекский «вор в законе» Алимжан Тохтахунов и другие.[4] В 1993 году он стал компаньоном Олега Дерипаски, вместе с ним установив контроль над Саянским алюминиевым заводом, на базе которого была создана группа «Сибирский алюминий», позднее ставшая основой дял алюминиевой империи — Объединённая компания «Российский алюминий» (ОК РУСАЛ).[5]

В 1990-х годах Черной и его брат Лев были фигурантами расследований, связанных с фальшивыми авизо.[6][7]. В 1993—1994 годах он вместе с Малевским был вынужден уехать из России. При попытке въехать в Англию Черной был задержан с фальшивым польским паспортом и выслан в Швейцарию, где предприниматель был арестован. Сам Черной объяснял, что получил свой польский паспорт в США, думая, что он настоящий.

В 1994 году Черной получил гражданство Израиля. В 2000 году Черной был лишён израильского паспорта, а с 2004 года МВД Израиля начало процесс лишения его израильского гражданства.

В 2000-х годах был владельцем болгарского футбольного клуба «Левски». Позднее клуб перешёл в собственность болгарского адвоката Тодора Баткова, члена наблюдательного совета сотовой компании Mobiltel, владельцем которой одно время считался Черной.

Предполагаемые связи Черного с организованной преступностью расследовались правоохранителями десяти стран, включая США, Англию, Швейцарию, Израиль и другие. Сам бизнесмен объясняет свои криминальные связи тем, что они были необходимы для ведения бизнеса в России в 1990-х годах[4] С лета 2009 года разыскивается Интерполом[8].

В 2006 году Черной подал иск на миллиард долларов в Высокий суд Лондона к своему бывшему партнёру Олегу Дерипаске, обвинив того в невыполнении обязательств по оплате доли Черного в совместном бизнесе. Рассмотрение дела по существу началось только в 2012 году.[5]

Семья

Женат вторым браком[2], четыре дочери[2].

Имеет двух братьев Льва и Давида[2].

Примечания

Ссылки

dic.academic.ru

Ежевика – еврейская академическая вики-энциклопедия

Материал из ЕЖЕВИКИ — EJWiki.org — Академической Вики-энциклопедии по еврейским и израильским темам

Михаил Семёнович Черной (1952, Умань) — один из основателей современной алюминиевой промышленности России[1], глава Благотворительного Фонда Черного, гражданин Израиля с 1994 г.[2].

Биография

Родился в городе Умань в 1952 в еврейской семье, затем рос и учился в Ташкенте.

После возвращения из армии стал вместе с братом Львом одним из первых кооператоров СССР.

В 1988 году Черной вместе с украинским американцем Сэмом Кислиным был одним из первых, кто занялся бартером — экспортировал железную руду, кокс и уголь, ввозя в страну автомобили Lada, сахар и продукты питания. В 1991 Кислин и Черной основали предприятие TransCommodities, заработавшее на бартере сотни миллионов долларов.

В 1992 году двое британских бизнесменов, Дэвид и Саймон Рубины, предложили Черному импортировать сырьё и экспортировать алюминий. Братья Черные в партнерстве с компанией TWG братьев Рубиных приватизировали большинство алюминиевых предприятий России. В 1993 Михаил Черной сделал своим компаньоном Олега Дерипаску, с коим позже основал компанию СибАл, позднее превратившуюся в РусАл – второй во величине в мире производитель алюминия.

В 1994 Черной совершил Алию и постоянно проживает в Израиле.

Женат вторым браком, четыре дочери. Черной проживает с семьей в пригороде Тель-Авива.

Имеет двух братьев Льва и Давида.

Политически мотивированные расследования

Черной неоднократно становился объектом различных расследований по обвинениям в связях с «русской мафией». Ни одно из них не привело к вердикту. Черной всегда настаивал, что эти расследования были спровоцированы «компроматом», созданным его конкурентами и бывшими партнерами .

Расследование против Черного по делу «Безек» в Израиле многие эксперты считают политически мотивированным и обусловленным симпатиями Черного правому лагерю и его дружбой с Авигдором Либерманом.

Компенсация от суда Швейцарии

С 1996 по 2007 гг. в Швейцарии в отношении Черного расследовались подозрения в связях с «русской мафией», в 2008 г. состоялся суд,завершившийся его полным оправдвнием.

После решения швейцарского суда о том, что Черной не связан с организованной преступностью, он решил подать иск о компенсации за моральный ущерб. Согласно швейцарским законам, эта компенсация не может превышать 10 тыс. франков. Исключения делаются в случаях, где суд усматривает «особые обстоятельства».

13 мая 2010 швейцарский суд присудил Черному компенсацию в размере 30 тыс. швейцарских франков за необоснованные подозрения. Компенсация была определена в повышенном размере. Суд решил, что дело Черного подпадает под особую категорию, ввиду того, что расследование тянулось необоснованно долго — на протяжении 11 лет[3].

Решение высшего английского суда

1 мая 2008 года в английском Высшем Суде судья Лорд Кристофер Кларк вынес решение в защиту репутации Черного в рамках иска Михаила Черного к Олегу Дерипаске.

В решении судья писал: «Г-н Черный предоставил суду существенный объем доказательств своей невиновности, куда входит данное под присягой заявление д-ра Владимира Овчинского, помощника первого замминистра внутренних дел Российской Федерации в 1992-1995 гг, помощника Министра Внутренних дел РФ в 1995-октябре 1997 гг, и с октября 1997 по июль 1999 гг., главой Национального Центрального Бюро Интерпола Российской Федерации, а также автора книг по организованной преступности, две из которых используются в качестве учебников в полицейских академиях. В заявлении д-р Овчинский говорит «с абсолютной уверенностью», что г-н Черной не имеет криминального прошлого, никогда не был в розыске в России или за ее пределами, и что судебные органы «не имеют никакой юридически достоверной информации, которая указывала бы на его участие в организованной преступности».

Судья Кларк упомянул данное под присягой заявление полковника Глушенкова, который с 1992 по 2000 гг. был старшим следователем по чрезвычайно важным делам в бюро по расследованию организованной преступной деятельности. В ходе расследования подозрений в мошенничестве он рассмотрел деловую деятельность Черного и подтвердил легальность бизнеса Черного с алюминиевыми компаниями и не обнаружил никаких преступлений. Также Судья Кларк упомянул данное под присягой заявление Юрия Скуратова, который в период с октября 1995 по апрель 1999 гг. был генеральным прокурором РФ. Он заявляет, что в этот период он не получал никакой информации о том, что Черной осуждался за преступления, совершенные в СССР или РФ, и что судебные органы РФ не возбуждали против него уголовных дел. Кроме этого, в деле присутствуют датированные годами 2000 по 2004 письма соответствующих властей, удостоверяющие отсутствие уголовных дел против него[4] .

Иск против Олега Дерипаски

24 ноября 2006 г., Черной подал иск против Олега Дерипаски, российского миллиардера, владельца гигантской российской алюминиевой компании «Русал» в коммерческом суде при Высшем Суде Лондона. Черной потребовал от суда подтверждения, что Дерипаска является держателем 20% акций «Русала» от имени Черного и выплаты ему стоимости пакета плюс дивидендов. Заявление основано на письменном соглашении между двумя бизнесменами, подписанном в отеле в Лондоне в марте 2001 г. Дерипаска отрицает, что Черной владеет акциями; в своем данным под присягой заявлении он утверждает, что Черной преступно вымогал у него деньги. После встречи в 2001 году Дерипаска выплатил Черному $250 миллионов.

По оценкам экспертов стоимость 20-процентной доли Черного в «РусАле» может составлять вплоть до 6 миллиардов долларов. 3 июля 2008 г. английский суд вынес решение, что Черной имеет право судить Дерипаску в Англии. Судья Кларк постановил, что, если слушание дела будет перенесено в Россию, Черной может быть убит или задержан по фальшивым обвинениям. Слушание дела по существу начнется в Лондоне в апреле 2012 года[5].

Нелегальная слежка за Черным в Израиле

В феврале 2008 года Черной подал иск в суде Тель-Авива против 10 человек, включая израильских пиар-деятелей Давида Эйдельмана и Авигдора Эскина, а также частных детективов Авива Мора и Рафи Придана, обвиняя их в незаконной слежке за ним и компании клеветы прртив него, проплаченных структурами Олега Дерипаски.

13 января 2010 г. суд в Тель-Авиве вынес свой первый вердикт в деле нелегального подслушивания Черного. Частный детектив Авив Мор был найден виновным и после сделки с правосудием приговорен к сроку в 14 месяцев. Прокуратура заявила в суде, что нелегальная слежка была заказана российским гражданином Алексеем Дробашенко, который в то время возглавлял отдел внешних отношений в «Базовом элементе», финансово-промышленной группе, принадлежавшей Олегу Дерипаске[6] .

3 января 2011 госпрокуратура Израиля представила в мировой суд Иерусалима обвинительное заключение против русскоязычного политтехнолога Авигдора Эскина по делу о незаконном сборе информации, касающейся бизнесмена Михаила Черного. Как сообщал портал IzRus [7], перед этим прокуратура вела переговоры с Авигдором Эскиным о смягчении обвинения или вообще о его отмене взамен на признания в том, что заказчиком незаконных прослушиваний Михаила Черного являлся российский миллиардер Олег Дерипаска.

27 марта 2011 тель-авивский суд признал виновными в незаконном сборе информации о М.Черном еще двух подозреваемых — частных детективов Рафи Придана и Максима Гуревича[8].

Благотворительность

В 2001 Черной создал благотворительный «Фонд Михаила Черного», который занимается проблемами еврейской самоидентификации в Израиле и борьбой с радикальным исламом.

Ссылки

Сноски

  1. ↑ http://www.intelligencesummit.org/cherney/
  2. ↑ http://izrus.co.il/oligarhi/article/2010-05-16/9956.html
  3. ↑ [1]
  4. ↑ [2]
  5. ↑ [3]
  6. ↑ [4]
  7. ↑ [5]
  8. ↑ [6]

Уведомление: Предварительной основой данной статьи была аналогичная статья в http://ru.wikipedia.org, на условиях CC-BY-SA, http://creativecommons.org/licenses/by-sa/3.0, которая в дальнейшем изменялась, исправлялась и редактировалась.

www.ejwiki.org

Михаил Черной: «Моим хобби, если можно так сказать, является помощь хорошим, честным людям.»




 

Михаил Черной: «Моим хобби,
если можно так сказать, является помощь
хорошим, честным людям.»

Оригинал
этого материала

© Satcor.ru,
16.01.2003, Фото: «Коммерсант»



Михаил Черной

Михаил старший из трех братьев Черных. Уроженец Украины, получивший образование в Узбекистане, Михаил Черный живет в окрестностях Тель-Авива. Он сколотил свое состояние на алюминии, создав TransWorld Group (TWG) вместе со своим братом Львом и братьями Дэвидом и Саймоном Рубен, двумя торговцами металлом. TransWorld Group стала третьим производителем алюминия в мире, прежде чем финансовые конфликты привели к разводу и «распылению» активов. 

Первыми связями с преступным миром Михаил обзавелся в Узбекистане. Вместе со своим братом Львом Михаил создает первый в Узбекистане производственный кооператив. В этом кооперативе Михаил занимался организацией производства. Ведя свой бизнес братья опирались на поддержку криминального мира Ташкента. Деньги на раскрутку своего бизнеса братья Черные добыли через связи с узбекским криминальным сообществом, в первую очередь с Гафуром Рахимовым и Тофиком Арифовым. Кооператив Черных использовался криминальными структурами для отмывания доходов от рэкета, проституции, торговли оружием и наркотиками. Там же в Узбекистане Михаил Черной познакомился и с Искандером Махмудовым, которого до сих пор считает самым надежным партнером наряду с Олегом Дерипаской. Бизнес в России Михаил Черный начинал с Кузбасса, занимался там углем. 

Строительство алюминиевой империи братьев Черных началось со знакомства с братьями Рубенами. С Дэвидом Рубеном Михаила Черного познакомил его брат Лев. Михаил оказался весьма полезным приобретением для новообразованной компании. В то время он занимался металлами, и у него были хорошие «связи» в портах, на железной дороге, и среди сырьевых предприятий, там, где Рубены взрастят Trans-World. Так родилось партнерство, но эта договоренность никогда не была закреплена на бумаге. Дэвид Рубен говорит, что тогда «бизнес в России делался не так, как на Западе, с контрактами и прочим. В России, сотни миллионов долларов перечислялись под честное слово». Очень скоро Рубены и Черные заключили весьма прибыльные сделки с крупнейшими российскими заводами и сырьевыми предприятиями на Украине и в Казахстане. Trans-World построил 300 железнодорожных вагонов и комплекс по разгрузке глинозема на Дальнем Востоке, для того, чтобы можно было получать сырье из Австралии. Создатели TWG считают, что их усилиями восстановлены связи между союзными республиками, разрушенные распадом СССР. «Мы помогли построить российскую инфраструктуру, в буквальном смысле слова», — считает Дэвид Рубен. «Мы добились успеха там, где всякие Alcoa и прочие крупные компании побоялись рискнуть». И тут потекли прибыли. «На Западе возврат по торговым операциям составлял, в лучшем случае, 1%, или $5 за тонну металла», — объясняет Давид. «А здесь я увидел возможность зарабатывать $200 за тонну. Жадность заставила нас рисковать».(Fortune 12.06.00). 

До 1998 года под контролем Михаила и среднего брата Льва находились три крупнейших алюминиевых завода России — Красноярский, Братский и Саянский, выпускающие более 60% всего российского алюминия. В 1998 году Михаил Черный поссорился с братом Львом и вышел из общего бизнеса. Он и гендиректор Саянского алюминиевого завода Олег Дерипаска провели допэмиссию акций СаАЗа, став в результате этого владельцами контрольного пакета акций. СаАЗ стал головной структурой группы «Сибирский алюминий», Олег Дерипаска занял пост президента этой группы. Михаил Черный предпочел остаться в тени. (Газета.Ру 19.08.00)

TWG познала головокружительный взлет благодаря подчинению металлургических заводов. Другим ключом к успеху был толлинг. Эта практика осуществлялась с согласия российских властей, которые позволили TWG установить на внутреннем рынке цены намного ниже мировых, и осуществлять экспорт, не выплачивая налоговых пошлин российским властям.

Другим фактором успеха Черного, несмотря на его скандальную репутацию, стали его связи с политиками. Среди них — его главный союзник, Олег Сосковец, первый вице-премьер российского правительства до 1996 года, человек из первой команды Бориса Ельцина. (Le Monde 18.06.2002)

Михаил Черный покинул группу в 1997 году с более чем 400 миллионами долларов в кармане. В феврале 1999 года его партнеры решили продать свои активы группе, близкой нефтяной компании «Сибнефть», принадлежавшей олигархам Роману Абрамовичу и Борису Березовскому, которые затем объединились с молодым магнатом Олегом Дерипаской, чтобы основать в апреле 2000 года компанию «Русский алюминий», которая контролировала 75% рынка, и в которой Михаил Черный, также обладал небольшой долей, согласно источнику, близкому к компании «Сибнефть».

Ссора Михаила Черного с братом положила начало новому переделу собственности в отрасли. По одной из версий, Льву и его западным партнерам не нравились партнеры Михаила, связи в криминальном мире, пристальное внимание к вам со стороны правоохранительных органов. Хотя сам Михаил Черный не считает никого из своих партнеров преступниками. Он утверждает, что их с братом взгляды действительно расходились. Михаилу не нравились западные партнеры — Trans World. Черный говорит, что с 1993 года он не был партнером Trans World, он был партнером Льва. (Ведомости 18.06.2002)

Михаил Черный согласился покинуть группу в обмен на $400 миллионов. Как оказалось, бывшие партнеры просчитались, и мира не купили. Совсем наоборот — развязалась гражданская война. Михаил, сочтя себя униженным, оскорбленным и не получившим причитающегося за все свои усилия на благо Trans-World. решил отомстить своему брату и Рубеным. В том же году он собрал на своей вилле в Израиле всех руководителей заводов, связанных с Trans-World (по словам одного из сотрудников Trans-World, там же присутствовал и Малевский) и заложил основу контрреволюционного заговора. В итоге это оказалось достаточно легким. Отношения Льва с руководителями заводов ухудшились после его отъезда из России. Более того, многие руководители контролировали пакеты акций предприятий, зарегистрированные на их имя (для того, чтобы Trans -World мог обойти российское антимонопольное законодательство). В результате, Михаилу не пришлось долго уговаривать руководителей объединить их акции с пакетами акций Михаила; к концу года Trans-World утратил контроль вал половиной своей империи.

Дружественные в прошлом руководители предприятий получили поддержку Михаила и в результате получили контроль над рядом сырьевых производств, готовясь перекрыть поставку сырья на алюминиевые заводи Trans-World. С другой стороны, глава российской энергетической системы угрожал банкротством предприятие, требуя выплаты «прошлых задолженностей» в размере сотен миллионов долларов (заводы долгие годы каким-то образом оплачивали электроэнергию по льготным тарифам). Рубены поняли, что у них нет иного выбора — продавать надо срочно. В феврале 2000 года Лев и Рубены продали свои самые крупные активы за $5 00 миллионов группировке, связанной с «Сибнефтъю», одной из крупнейших нефтяных компаний России. Рубены получили половину этой суммы; Льву была обещана вторая половина. (Fortune)

Франция, Великобритания, США и Швейцария отказали Черному в праве на въезд. Бизнесмен по-прежнему находится во главе множества компаний, он говорит, что сам не знает их точного числа. Среди стран, в которые он делает инвестиции, фигурирует Болгария, где Черной приобрел газету и футбольный клуб. 

В 1997 году он перекупил компанию мобильной связи Mobitel у Григория Лучанского, 57-летнего выходца из Узбекистана, проживающего в Вене. Григорий Лучанский стал одной из «мишеней» операции «Паутина», которую проводили европейские следователи. Французская полиция считает его ключевой фигурой подставной компании «Kama Trade», которая подозревается в отмывании денег.

Михаил Черный также считается деловым партнером Леонида Минина, украинца, эмигрировавшего в Израиль, сделавшего состояние на нефти и арестованного в Милане в августе 2001 года. Процесс Леонида Минина проходил в Италии. Он подозревается в том, что продавал оружие повстанцам Чарльза Тейлора в Сьерра-Леоне.(Le Monde 18.06.2002) 

Михаил Черный также ведет бизнес в Израиле, Америке и странах СНГ. По словам Черного, в Израиле у него не очень большие инвестиции — порядка $10 млн. Компании связаны с Интернетом и высокими технологиями. (Ведомости)

В 1999 г. израильский коммерсант Гад Зееви купил 19,6% акций Bezeq у британской компании Cable & Wireless. Впоследствии выяснилось, что на покупку Зееви получил кредит у Михаила Черного на сумму $140 млн. Этот кредит помог Зееви получить недостающую сумму от израильских банков (вся сделка с Cable & Wireless оценивалась примерно в $640 млн.). «За это я получил [от Зееви] опцион на выкуп части акций Bezeq через пять лет по цене первой продажи, а если бы акции компании обесценились, я получил бы назад деньги», — говорил ранее «Ведомостям» сам Черный. Весной 2001 г. вокруг этой сделки разгорелся нешуточный скандал. Правоохранительные органы Израиля заподозрили живущего в стране Михаила Черного в том, что он кредитовал покупку Bezeq деньгами сомнительного происхождения. А еще компания Зееви не уведомила власти Израиля об источниках средств, что противоречит местным законам. Через год Черному предъявлено обвинение в теневом финансировании. Представитель Минюста Израиля Джейкоб Гаранти заявил, что Черный обвиняется в отмывании денег и препятствовании правосудию. Правоохранительные органы Израиля считают, что деньги, на которые был куплен пакет акций Bezeq, грязные. Гаранти уточнил, что это обвинение — предварительное. «Сейчас у Михаила Черного и Гада Зееви есть возможность ответить, и если суд сочтет их возражения весомыми, то [окончательное] обвинение, возможно, предъявлено не будет», — сказал Гаранти. В этой ситуации Михаил Черный остался верен себе. Он заявил, что считает это обвинение абсурдным и говорит, что прокуратура готовит против него еще одно обвинение. «Они утверждают, что я якобы спонсировал спортивные мероприятия, а на самом деле эти деньги шли на взятки неким политикам. А взамен я будто бы получал какие-то скидки на проживание в гостиницах местного курорта Эйлат. В общем, это полный бред», — говорит Черный. (Ведомости 18.06.2002)

Предприниматель неоднократно заявлял, что все обвинения против него инспирированы его личными врагами в Израиле и конкурентами, которые хотели бы переделить собственность в израильском телекоммуникационном секторе. Он уверен, что суд его оправдает. «Полиция считает, что сделка по Bezeq была попыткой русской мафии захватить телекоммуникационную компанию, чтобы прослушивать телефонные разговоры израильтян. На самом же деле это мои разговоры полиция прослушивает круглосуточно уже шесть лет, но никакого компромата услышать не может», — эмоционально заявляет Черный.

Михаил Черный подобно легендарному Аль Капоне умудряется избегать возмездия. На вопросы о взятках, убийствах и грязных деньгах он ответил, что «ко мне это никакого отношения не имеет. Моим хобби, если можно так сказать, является помощь хорошим, честным людям… Я люблю книги, предпочитаю детективы».(Fortune 12.06.00) 

К Михаилу Черному имеют претензии правоохранительные органы нескольких государств — среди них Болгария, США, Британия, Россия. К этой компании стоит добавить и Интерпол. Болгария закрыла для Черного свои двери и заставила продать принадлежавшую ему единственную в Болгарии компанию сотовой телефонной связи. (Московский комсомолец 3.04.2001)

 

www.compromat.ru

Лев Черной. «Первый российский предприниматель» // Вместо послесловия:

Лев Черной. «Первый российский
предприниматель»


Оригинал
этого материала

© Satcor.ru, 03.01.2003,
Фото: «МН»



Лев Черный

Черный Лев Семенович, родился в 1954 г. в Ташкенте. Еврей. Гражданин Израиля.

Лев — средний из трех братьев. Старший брат, Михаил, 1952 г.р., живет в Израиле, младший, Давид, 1958 г.р., — в США. Л.Черный после отъезда в 1994 г. из России на Запад проживал в Великобритании и в Израиле. (www.chernoi.ru 10.04.00)

Во время учебы в Ташкентском политехническом институте студент Черный активно занимался спекуляцией, за что и был привлечен к уголовной ответственности. Свободу он себе купил в обмен на сотрудничество с органами КГБ. По окончании вуза чекисты обеспечили Льву Черному теплое место – он занял пост начальника ОТК филиала Ташкентского экскаваторного завода, выпускавшего товары народного потребления. (Сompromat.Ru 10.03.00) 

На базе этого филиала в 1985 г. Лев создал один из первых в Узбекистане производственный кооператив. Для работы в нем он привлек старшего брата Михаила, который взял на себя организацию производства, Лев же занимался поставками сырья и сбытом продукции, финансовыми вопросами. Кооператив по существу стал первым и последним совместным предприятием братьев.

Вскоре Лев Черный стал одним из наиболее крупных “цеховиков”, работавших в сфере теневого производства ТНП. Производство обеспечивалось сырьем и материалами, которые добывались путем систематических хищений государственного имущества в особо крупных размерах. В этом Л.Черный опирался на поддержку организованных преступных группировок Ташкента, лидерами которых стали его бывшие школьные приятели. По некоторым данным, деньги на раскрутку кооператива были выделены из местного “общака”, поскольку Лев представлял для криминала интерес в связи с созданием структуры для отмывания доходов от рэкета, проституции, торговли оружием и наркотиками. Через связи с узбекским криминальным сообществом, в первую очередь с Гафуром Рахимовым и Тофиком Арифовым, Черный установил отношения с такими крупнейшими фигурами преступного мира, как вор в законе Вячеслав Иваньков (“Япончик”) и Отари Квантришвили (“Отарик”).(www.chernoi.nu)

В 1990 г. Черный знакомится с владельцем фирмы Trans Commodities Сэмом Кислиным – выходцем из Одессы, а ныне американским гражданином. Совместно ни начинают заниматься поставками сырья на металлургические предприятия России. Нехватка оборотных средств вынуждала директоров прибегать к услугам Л. Черного и Кислина. Масштабы деятельности Trans Commodities расширялись и вскоре Л.Черный зарегистрировал в Монте-Карло (княжество Монако) фирму Trans-CIS Commodities Ltd. (TCC), которая фактически присвоила бизнес Trans Commodities. Попытки Кислина добиться цивилизованного раздела были жестко пресечены: ему посоветовали “серьезно подумать, если жена хочет видеть его самого и детей живыми”.

По сведениям ФБР США и швейцарской полиции, партнером Л. Черного в Trans Commodities стал “Япончик” и фирма активно использовалась для “отмывания” грязных денег, в том числе полученных от наркобизнеса.

В 1991 г. Л.Черный познакомился в Москве с Гораном Становичем, представителем мелкой фирмы Trans-World Metals (TWM), принадлежавшей английскому бизнесмену Дэвиду Рубену. В тот период TWM посредничала в поставках на Лондонскую биржу металлов (ЛБМ) небольших партий олова и сотрудничала с ВО “Разноимпорт”.

TCC начала работать совместно с TWM. Именно тогда сферой основных интересов Л. Черного стала алюминиевая промышленность России и других бывших республик СССР. В 1992 г. вокруг TWM сформировался конгломерат посреднических фирм, получивший название Trans-World Group (TWG). (www.chernoi.nu)

В 1992 году Черный выходит на Сосковца, который санкционирует в алюминиевой промышленности России невиданный доселе в экономической истории человечества метод выкачивания денег из страны – толлинг. Режим давальческого сырья (глинозема) «под таможенным контролем», освобождал TWG от налогов и таможенных пошлин на ввозимое сырье и вывозимый металл. При этом на счетах фирм-посредников оставалось до 75% валютной выручки. Благодаря толлингу TWG за короткий срок вошла в тройку крупнейших игроков на Лондонской бирже металлов. В 1995 г. TWG продала на этой бирже свыше 1 миллиона тонн алюминия. 5% всего мирового производства. Годовой доход TWG достиг 5 миллиардов долларов США. Президент TWG Д.Рубен в британской печати неоднократно подчеркивал, что “именно Лев, с его связями поставил бизнес на территории бывшего Советского Союза”. Черный числился в TWG всего лишь генеральным консультантом, но, по свидетельству сотрудников компании, все вопросы, связанные с ведением дел на территории России, Украины и Казахстана решал единолично. (Compromat.Ru 10.03.00)

Сам Черный утверждал, что иностранный партнер в лице Рубена был необходим для привлечения средств на финансирование операций с алюминиевыми заводами. Однако в действительности Trans-World Metals по своим масштабам никак не могла выступать в роли крупного инвестора и TWG была нужна Л. Черному лишь для легализации капиталов, имеющих криминальное происхождение, прежде всего для вложения в легальный бизнес средств из “общака”. Президенту TWG Д.Рубену отведена роль “зиц-председателя”. 

Практически на протяжении всей своей карьеры в крупном бизнесе Л. Черный находился в поле зрения правоохранительных органов. Так, в начале 1992 г. американская фирма Newtеl Со., учрежденная эмигрантами из России, провела широкомасштабную операцию по сбору с российских покупателей рублевых средств на приобретение импортных промышленных товаров и продуктов питания. Собранные средства были конвертированы в СКВ (общая сумма исчислялась миллионами долларов) и переведены за границу. Как утверждают, их конвертацию через банк “Столичный” организовал Л. Черный. (www.chernoi.ru)

Видя высокую прибыльность операций в алюминиевом бизнесе России, Л. Черный предпринял энергичные шаги по установлению контроля над заводами через приобретение существенных пакетов их акций. Чтобы обойти введенное Правительством РФ ограничение в 20% на свободное приобретение акций российских предприятий, Л. Черный создал десятки анонимных оффшорных фирм в Монако, Гибралтаре, Швейцарии, на Виргинах, Багамах, Кипре и т.д. В свою очередь эти оффшоры учредили в России дочерние фирмы, которых насчитывалось свыше сотни. Сеть этих фирм была активно задействована для скупки акций, что позволило TWG к началу 1995 года стать акционером предприятий, производивших в общей сложности более 2 млн. тонн алюминия в год. Это — Братский (БрАЗ), Красноярский (КрАЗ), Саянский (СаАЗ), Новокузнецкий (НкАЗ) и Надвоицкий (НАЗ) алюминиевые заводы.

При скупке акций заводов использовались средства похищенные из бюджета страны при помощи так называемых “чеченских авизо” Следствие по делу о фальшивых авизо выявило, что большинство фирм осуществлявших платежи были поплавками-однодневками и после платежа по договору с ТСС исчезали. Формальные основания для предъявления обвинения главе Trans-CIS при такой схеме отсутствовали. (Compromat.Ru 10.03.00)

По оценкам экспертов, Л.Черный имеет отношение к хищению по меньшей мере 800 млн. долларов из общей суммы порядка 2 млрд., похищенной в банковской системе России с использованием подложных банковских документов.

До сих пор остается неясным, как именно Trans-World финансировал начало своей деятельности в России. Дэвид Рубен утверждает, что он и Саймон вложили свои собственные средства в первоначальную деятельность, но не было представлено ни одного документа, свидетельствующего о том, что именно они были источником первоначального финансирования. И это возвращает нас к делу о хищении средств Центрального Банка, в центре которого стоит афера, включающая в себя многоуровневые сделки, поя прикрытием которых осуществлялся долларово-рублевый обмен и, через российские банки, по фальшивым авизо правительственные средства переводились в целый ряд компаний, включая Trans-World. В гуще сделок стоят две компании со сходными названиями: Trans-CIS Commodities, основанная Львом с помощью Давида Рубена, и Trans-Commodities, компания, расположенная в Нью-Йорке, 50% доля и которой принадлежала Михаилу (партнером Михаила в Trans-Commodities был Сэм Кислин, который упоминается в докладе ФБР как связанный с находящимся в заключении российским «крестным отцом», и племянник которого, по утверждению Джоэла Бартоу, работал вместе с Михаилом Черным. Кислин впоследствии стал членом Комитета экономического развития Нью-Йорка и внес значительный финансовый вклад в поддержку Билла Клинтона, Ал Гора и Рудольфа Джулиани. Он отрицает какие-либо связи с мафией или с Trans-World). (Fortune 12.06.00)

В борьбе за раздел и передел собственности в алюминиевой промышленности самым активным образом задействовались силы организованной преступности. Число погибших в этой борьбе (которую журналисты назвали “Великой Отечественной алюминиевой войной”) исчислялось десятками. Особенно кровопролитными были столкновения между группировками, соперничавшими за контроль над Красноярским алюминиевым заводом. С подачи Л. Черного в 1991 г. на КрАЗ внедрился один из местных криминальных лидеров Анатолий Быков (“Бык”), чьими “крестными отцами” были лидеры узбекских ОПГ, в частности школьный друг Черного Т. Арифов. Он рекомендовал Быкова своему бывшему земляку Л. Черному, и тот убедил Иванькова-“Япончика” сделать ставку на “Быка”.

В течение следующих двух лет Быков сумел вытеснить либо уничтожить всех своих конкурентов и возглавил организованное преступное сообщество Красноярского края. Произошел и соответствующий раздел сфер влияния криминалитета в алюминиевой промышленности региона: представлявший “Япончика” в Восточной Сибири вор в законе Владимир Тюрин (“Тюрик”) курировал поставки глинозема на БрАЗ, Быков легализовался в качестве одного из совладельцев КрАЗа, а тесно связанный с Быковым Владимир Татаренков (“Татарин”) пытался установить контроль над СаАЗом. “Татарин” возглавлял банду, насчитывавшую до 60 активных бойцов и за свою жестокость признанную наиболее опасным криминальным формированием Восточно-Сибирского региона. Только в течение мая-июня 1994 г. боевиками “Татарина” были убиты 10 человек, имевших отношение к борьбе за влияние на КрАЗе.

Незадолго до этого, в апреле 1994 г., в Москве был застрелен О.Квантришвили, который, как стало известно впоследствии, предпринимал определенные шаги с тем, чтобы потеснить фирмы Л.Черного в алюминиевом комплексе России.

Опасаясь за свою жизнь, Л.Черный с началом криминальных разборок перебрался на Запад. Там, особенно в первое время, постоянно переезжал с места на место, живя поочередно в Лондоне, Париже, Монако, Нью-Йорке, Тель-Авиве, Каракасе.

В 1995 г. жертвами заказных убийств стали: в апреле вице-президент КБ “Югорский” Вадим Яфясов, в июне президент того же банка Олег Кантор, в сентябре представитель американской компании AIOC Феликс Львов.

Банк “Югорский”, столкнувшийся с серьезными финансовыми проблемами, пытался переориентироваться на обслуживание алюминиевых заводов, и Яфясов за несколько дней до гибели даже занял пост коммерческого директора КрАЗа, где представляемая им и Кантором структура становилась конкурентом TWG. Более того, Яфясов некоторое время был партнером Л.Черного и располагал информацией о его бизнесе. Несмотря на оказывавшееся на него давление, Яфясов согласился дать показания по делу о фальшивых авизо, что, по мнению сотрудников правоохранительных органов, и стало причиной его убийства. (www.chernoi.ru)

В сентябре того же года убит представитель американской компании А1ОС Феликс Львов. Эта компания работала с российскими алюминиевыми заводами и по изобретенному Черным толлингу, и забрела ненароком в его «огород». Львов имел неосторожность заявить на слушаниях в Госдуме о необходимости расследовать факты нарушения закона при приватизации алюминиевой промышленности, что непосредственно затрагивало интересы Л.Черного, который тогда проводил захват КрАЗа через Быкова. Львову предложили пост в TWG и, после отказа, он был убит.

В июне 1996 г. в центре Москвы получил пулевое и четыре ножевых ранения президент Национального фонда спорта Борис Федоров, незадолго до этого отказавшийся сотрудничать с Trans-World и предавший огласке некоторые сведения о бизнесе Л.Черного и его партнерах в России. В ночь на 24 апреля 1999 г. Федоров при невыясненных обстоятельствах внезапно скончался в своем доме в Москве. 

В 1998 году TWG берет под свой контроль Красноярский алюминиевый завод (КрАЗ), которому принадлежит 60% акций Ачинского глиноземного комбината (АГК). Летом 1998 года заканчивается срок внешнего управления на комбинате. Управляющий Г. Фетисов настаивал на немедленной продаже АГК с торгов — все равно 827 кредиторов комбината долго ждать не намерены. Реальные покупатели — группа «Альфа» и «Сибирско-Уральская алюминиевая компания» — оспаривали друг у друга право выложить за комбинат 200 миллионов долларов. И закончилась бы эта эпопея нормальным банкротством, но в этом случае КрАЗ лишался собственности, следовательно, и контроля над ценами на сырье. TWG не могло с этим смириться – толлинг оказался под угрозой. И вот в июне 1998 г. — как по заказу Л. Черного — Красноярский краевой арбитражный суд сместил Г. Фетисова с поста управляющего АГК и продлил внешнее управление еще на полторы пятилетки. Нового арбитражного управляющего суд назначил тоже как по тому же персональному заказу — Наиля Насырова. На комбинат Н. Насыров пришел после работы на Павлодарском алюминиевом заводе в Казахстане, откуда TWG была с позором изгнана властями республики. А Насыров тогда просто сбежал из Казахстана, предварительно нанеся ущерб ее экономике — по оценке высшего Арбитражного суда Республики Казахстан, в размере 40 млн долларов США. В связи с деятельностью TWG в его стране президент Назарбаев вынужден был признать, что толлинг — это большая экономическая ошибка. Результаты деятельности управленца Насырова на АГК сказались сразу и резко. Производство дефицитного на отечественном рынке сырья упало за месяц с 70 тысяч тонн (май) до 36 тысяч (август). Но и этот рекорд не предел для Насырова — в сентябре производство глинозема на комбинате — 26 тысяч тонн в месяц. Нормально работающее предприятие за два месяца (!) дошло до уровня 1996 г., когда в городе Ачинске, где АГК — градообразующее предприятие, было 11 тысяч безработных и город жил в условиях гуманитарной катастрофы! Поставки глинозема на предприятия, подконтрольные TWG, резко снизились, вымывая оборотный капитал АГК. Таким образом, Н. Насыров благодаря своему большевистскому методу руководства только за первые два месяца нанес ущерб комбинату в пять миллионов долларов. (Новая газета, 15.11.99)

В 1997 году Национальная служба уголовных расследований Великобритании (NCIS) провела спецоперацию под кодовым названием «Копперфильд». Как сообщала западная пресса, в центре расследования оказался, в частности, эмигрант из Советского Союза с израильским паспортом Лев Черный. По оперативным данным NCIS, он был связником между британской торгово-посреднической компанией Trans World Group (TWG) и организованными преступными группировками «русской мафии». В ходе оперативно-следственных мероприятий, в том числе прослушивания телефонных переговоров Черного, удалось выявить его контакты с людьми, причастными к международному обороту наркотиков, «отмыванию» крупных средств криминального происхождения. Кроме того, по мнению британских спецслужб, сеть оффшорных фирм, созданная под крылом TWG и управляемая Черным, представляет потенциальную угрозу экономической безопасности Великобритании и любого другого государства, где действуют филиалы компании. Большинство из них, как считают эксперты Интерпола и российской Федеральной службы безопасности (ФСБ), создано специально для легализации капиталов криминального происхождения… (Московский Комсомолец 23.12.98)

В результате служба разведки установила связи между Черными и Вячеславом Иваньковым, сидящим в заключении «крестным отцом» американской ветви российской мафии. Было обнаружено, что 25% всех телефонных звонков из офиса Trans-World в Лондоне было сделано в адрес явных мафиози, связанных с отмыванием денег, контрабандой наркотиков и драгоценных камней. В России один из следователей установил связь Черных с перекачкой средств, вырученных от продажи наркотиков и хищения автомобилей через розничную торговлю в Лондон. По словам следователя, объем этих махинаций был слишком велик для составления ясной картины, как утверждает докладная по операции Копперфильд. Министр внутренних дел Российской Федерации, в отсутствие законодательства об отмывании средств, запросил помощи у ФБР

Новый министр внутренних дел России, Анатолий Куликов, во всеуслышание объявил в 1997 году, что он расширяет расследование по делу Центрального Банка в отношении Льва и связанных с ним лиц. Куликов также связал торговлю алюминием с Измайловской группировкой, и заявил, что группировка находится под контролем друга Михаила Черного, Антона Малевского, руководящего ею из Израиля. Он также заявил, что «практически все» сделки КрАЗа и БрАЗз были под контролем преступных группировок.

В марте 1998 года Ельцин снял с поста Куликова, а еще через две недели новый министр внутренних дел объявил, что Лев Черный более не находятся на подозрении как соучастник хищения средств Центрального Банка.

Черные были официально сняты с подозрения о соучастии в деле Центрального Банка потому, что Министерство внутренних дел пришло к заключению, что несмотря на то, что за аферой стояла группа лиц связанных с организованной преступностью, и несмотря на то, что Черные явно получили выгоду от этого, не существует никаких доказательств того, что Черным было известно о том, что средства были похищены. Эти выводы не только помогли Льву вернуться в Россию в попытке (как теперь ясно, неудавшейся) восстановить рушащуюся империю Trans-World, ко также и остановили расследование, которое могло уничтожить деятельность Trans-World в России. Частично Лев вышел из-под подозрения благодаря показаниям Геннадия Дружинина, одного из руководителей КрАЗа. Каково же было наше удивление, когда из банковских документов обнаружилось, что ранее Trans-World выплатил Дружинину ровно миллион долларов — и это в то время, когда Trans- World якобы был выставлен с КрАЗа. (Fortune 12.06.00)

Летом 1998 г. Л.Черный переехал в Россию, где планировал остаться на постоянное жительство и укрыться от возможного уголовного преследования. Здесь он проводит активную PR-кампанию по созданию себе имиджа крупного предпринимателя-патриота, государственника, что позволило бы легализоваться самому и легализовать свой бизнес. На оплату публикаций в рамках этой кампании во многих центральных газетах (“Комсомольская правда”, “Труд”, “Российская газета”, “Парламентская газета” и др.) расходуются миллионы долларов. Кроме того, Лев Черный попытался использовать возможности Березовского для вхождения в российский истеблишмент и даже в президентское окружение. Однако, оплатив покупку Березовским издательского дома “Коммерсантъ” (через некий фонд, возглавляемый человеком Черного Киа Джурабчианом) и контрольного пакета акций ТВ-6, Черный по существу ничего не получил взамен, поскольку в преддверии выборов политики и высокопоставленные чиновники старались дистанцироваться от него, чтобы не быть скомпрометированными связями со столь одиозной личностью.

Отношения Черного с Березовским не остались незамеченными. Прокуратура Швейцарии, проводящая расследование в отношении Березовского, также заинтересовалась фирмами, связанными с Львом Черным, и в ходе следственных мероприятий арестовала одного из их топ-менеджеров Дэвида МакНейла. Тем не менее, в настоящее время Л.Черный продолжает публичную кампанию, главной целью которой является не только личное позиционирование в рядах политической элиты, но и внедрение своих ставленников в структуры всех ветвей власти на федеральном и региональном уровнях. Тесные связи Льва Черного с верхушкой организованной преступности и происхождение его капиталов дают все основания предполагать, что он выполняет задачу по обеспечению массированного проникновения криминала во власть. (www.chernoi.nu)


Вместо послесловия:


Партнер Черного Дэвид Рубен любит утверждать, что Trans-World «спас» алюминиевую промышленность России, единственную отрасль, увеличившую производительность на 7% с 1989 года. В разгар своего влияния, в 1997 году как утверждают Рубены, они «инвестировали» примерно $400 миллионов в эти заводы. Министерство экономики России называет цифру, близкую к нулю. На деле же Trans-World систематически держал на голодном пайке одну из наиболее жизнеспособных отраслей бывшего Советского Союза, давая заводам кислород, только для того, чтобы они могли работать на их толлинговый рэкет, а то время как оборудование устаревало и морально, и физически. Аудиторский отчет по БрАЗу за 1997 год показывает $600 миллионов убытков от продаж — я это для крупнейшего в мире алюминиевого завода. Внутренняя отчетность Рубенов за тот же год свидетельствует о том, что Trans-World и руководство завода получили почти $200 миллионов прибыли.

Точно таким же образом Рубены и Черные приобрели контроль над одним из крупнейших в России сталелитейных предприятий в 1995 году — а к 1997 году выкачивали из него примерно $300 миллионов в год. Когда группа американских инвесторов, включая Джорджа Сороса, объявила о том. что они приобрели примерно 50% акций комбината, их не допустили в совет директоров и не позволили им ознакомиться с торговыми контрактами предприятия, хотя суд и вынес решение в их пользу. И неудивительно — прибыль завода (до налогообложения) упала с $80 миллионов в 1995 году до $40 миллионов в 1996 году, несмотря на усиление рынка стали.
(Fortune)


 

www.compromat.ru

Братья Черные — это не люди // Братская мифология


 


Братья Черные — это не люди

Оригинал
этого материала

© АПН, 17.06.1999



Братская мифология





Лев Черной

Строго говоря, братья Черные — это не люди. Вернее, не совсем люди. Это — самый распространенный миф в истории российской рыночной экономики. Мифических братьев Черных подлинные и мнимые олигархи 90-х годов буквально по Фрейду наделили всеми своими недостатками, дабы выйти в белом перед изумленной публикой. Выйти в белом, правда, так и не получилось, зато миф остался в живых.

Вполне естественно, что братский миф породил несколько традиционных заблуждений. Их мы вкратце коснемся в самом начале нашего скорбного повествования.

Заблуждение N 1. Фамилия.

Братская фамилия правильно произносится не «Черный», а «Черной» — с ударением на последнем слоге. На первый слог ударение перекочевало, очевидно, в связи с большой пропагандистской привлекательностью всего «черного».

Заблуждение N 2. Количество братьев.



Михаил Черной

Братьев Черных не двое, а трое: старший — 47-летний Михаил Черной, средний — 45-летний Лев Черной,младший — 40-летний Давид Черной. Вопреки возрастной иерархии, в совместном бизнесе на протяжении ряда лет (1989-97 гг.) главенствовал Лев Черной.

Заблуждение N 3. О братской любви.

На самом деле старшие братья (и некогда основные партнеры по бизнесу) Михаил и Лев Черные уже давно не дружат, более того — с 1997 года являются злейшими врагами и конкурентами. Братья борются за передел собственности и ведут друг против друга информационные войны. В этом противостоянии самый младший из братьев, гражданин США Давид Черной, поддерживает Льва.

Заблуждение N 4. О криминальности братьев Черных.

Лишь один из братьев Черных — Михаил и лишь однажды — в начале 90-х гг. проходил по делу о фальшивых авизо как свидетель. Среди криминальных контактов братьев Черных можно отметить Алижана Тохтахунова (Тайваньчика), с которым профессиональный спортсмен Михаил Черной был знаком через советника президента России по спорту Шамиля Тарпищева — одного из главных лоббистов братьев Черных в начале-середине 90-х годов. В общем, можно констатировать, что братский бизнес в среднем никогда не был более криминализирован, чем деятельность статусных олигархов (Березовского, Потанина, Фридмана и других). В последнее время в центре внимания СМИ оказалось сотрудничество Льва Черного с председателем совета директоров Красноярского алюминиевого завода Анатолием Быковым, но об этом позже — это другая история.

Заблуждение N 5. О роли Сосковца в судьбе братьев Черных.

Согласно мифологической версии, фактическим создателем и ангелом-хранителем империи братьев Черных был первый вице-премьер правительства РФ (1993-96 гг.) Олег Сосковец. Это не совсем так. Еще в 1994 году Сосковец охладел к Черным и сделал своим фаворитом группу ОНЭКСИМ. В знаменитых залоговых аукционах 1995 г. Черные вообще не участвовали, зато ОНЭКСИМбанк вторгся в их любимую вотчину — на Новолипецкий металлургический комбинат (подробно об этом чуть позже). Когда группа ОНЭКСИМ накачала мускулы, она — с помощью сначала Сосковца, а потом Чубайса — начала теснить Черных на металлургическом фронте. Наступление захлебнулось лишь после фактического банкротства «империи Потанина».

Заблуждение N 6. Trans-World Group.

Знаменитая Trans-World Group (TWG) не принадлежит братьям Черным — она является совместным бизнесом металлургических трейдеров, братьев (очередных братьев!) Дэвида и Саймона Рубенов (David Reuben, Simon Reuben) и Льва Черного. В сущности, TWG — конгломерат трейдерских компаний, британских и оффшорных. В империи братьев Черных этот конгломерат никогда не играл решающей роли. Его главной задачей было и остается привлечение финансирования.

Сформулировав основные заблуждения, бытующие в общественном сознании, логично назвать и главных создателей мифа о братьях Черных. Они по праву заслуживают Оскара в номинации «За лучший пропагандистский триллер».

Итак, основные заказчики мифа-триллера:

ОНЭКСИМбанк — хотел окончательно вытеснить братьев Черных и TWG с Новолипецкого металлургического комбината, а также поквитаться с проклятым прошлым в лице Сосковца;

Консорциум «Альфа-групп» — стремился закрепить свое присутствие на Красноярском алюминиевом заводе, отнятом у Черных в 1993 году;

Группа «Мост» — желала вбить последний гроб в крышку гроба Коржакова-Барсукова и их духовного отца г-на Сосковца;

прочие олигархи — хотели списать на братский миф все собственные грехи, явные и тайные, изученные и неизученные.

Основной исполнитель триллера: Евгений Киселев, телекомпания НТВ. Страшно вращая глазами и шевеля усами (формулировка знаменитого эссеиста Максима Соколова), телевизионный пропагандист N 1 вполне смог убедить широкие слои публики, что изверги рода человеческого Коржаков, Барсуков и Сосковец держались на криминальном капитале загадочных братьев с на редкость красноречивой фамилией. Собственно, «команда Коржакова» и была основным объектом информационной атаки; Черные использовались скорее как удобный подручный материал. К тому же в той ситуации наши герои не были готовы к полноценной контригре на информационно-политическом поле, что полностью устраивало олигархат.

Время рождения мифа — осень 1996 года, время полной и окончательной победы демократических сил над «командой Коржакова», период бурного расцвета олигархического капитализма в России.

И все же, многое из того, что известно о братьях Черных, — правда. И в первую очередь, простой факт: эти близкие родственники сегодня контролируют 2/3 металлургических предприятий бывшего СССР с суммарным оборотом около 5 миллиардов долларов в год. А в условиях повального банкротства «совести русского капитализма» — самопровозглашенных олигархов — могут взять под контроль еще больше.[…]

 

www.compromat.ru

БЫВШИЙ КОРОЛЬ АЛЮМИНИЯ, НЫНЕ ПЕНСИОНЕР » СКАНДАЛЫ.ру

Сегодня Лев Черной богатый, но несчастный человек. От него ушла жена. Он лишился любимого дела

Карьера Льва Черного вряд ли может являться образцом для подражания. Однако, по меньшей мере, это иллюстрация того, чего может добиться человек, стартовавший в жизни практически с нуля. Его имя известно всем металлургам одной шестой части суши и большей части мира. Многие из них его ненавидят и, вероятно, имеют на то свои причины

История взлета и падения уроженца Ташкента может дать пищу сразу для нескольких романов. Нелюбимый ребенок, физически неполноценный человек за десять лет прошел путь от простого кооператора из захолустного по советским меркам Ташкента до вершителя судеб алюминиевой промышленности всего мира. Однако созданная им империя рассыпалась так же быстро, как и была создана — к сегодняшнему дню от нее остались лишь воспоминания.

Сегодня Лев Черной богатый, но несчастный человек. От него ушла жена. Он лишился любимого дела — строить и претворять в жизнь финансовые схемы — и более не может делать то, что умеет лучше многих. Он хочет быть полезным новой России, но не востребован ею. Сегодня он мало чем отличается от обычного безобидного пенсионера.

Ташкентский период

Лев Семенович Черной родился в 1954 году в Ташкенте. Старшим сыном в семье был Михаил, младшим — Давид. Старший был признанным красавцем и любимцем мамы, которая, говорят, и являлась главой семьи. Михаил с детства имел широкий круг общения, легко сходился с людьми. Младший сын — Давид — был, как говорится, ни то ни се. Средний — Лев — родился больным и детство провел в специинтернате. Свои физические недостатки Лев восполнял умом — его способности к аналитическому мышлению с детства были сильно выше среднего.

Несмотря на, мягко говоря, не лучшее школьное образование, полученное в интернате, Льву удалось поступить в Ташкентский политехнический институт и без проблем его закончить. По окончании вуза Лев был принят на Ташкентский экскаваторный завод на должность начальника ОТК филиала, выпускавшего товары народного потребления.

Говорят, что уже в этот период у старшего и среднего братьев возникли первые проблемы с правоохранительными органами. Впрочем, в тот период они могли запросто возникнуть у любого предприимчивого человека. А предприимчивости братьям было не занимать.

В 1985 году братья открыли один из первых в Ташкенте кооператив. Поначалу совместное предприятие занималось цветочным бизнесом, однако затем круг интересов братьев расширялся день ото дня. Старший брат Михаил взял на себя организацию производства, Лев же занимался поставками сырья и сбытом продукции, финансовыми вопросами.

К началу биржевого бума предприятие Черных занималось лесом и прочими экспортными товарами. Масштабы бизнеса давно переросли среднеазиатскую республику.

Выход в свет

В 1990 году Лев Черной познакомился и стал партнером американского гражданина, родившегося в Одессе, — Сэма Кислина, владельца фирмы Trans Commodities. Бизнес г-на Кислина состоял в организации поставок на металлургические предприятия России. Нехватка оборотных средств вынуждала директоров прибегать к услугам Trans Commodities, однако бизнес компании до поры до времени шел ни шатко ни валко.

Компания не могла решить целый ряд важнейших для своего развития вопросов. Во-первых, это проблемы с доставкой сырья, а во-вторых, с реализацией полученной от предприятий продукции — предприятия-клиенты Trans Commodities предпочитали расплачиваться «натурой», а не деньгами.

Первую проблему удалось решить с помощью Михаила Черного — у старшего брата оказалось достаточно знакомых транспортников — прежде всего в МПС, — чтобы грузы Trans Commodities начали доставляться точно и в срок. В 1991 году была разрешена и вторая проблема — проблема сбыта.

В 1991 году Лев Черной познакомился в Москве с Гораном Становичем, представителем мелкой фирмы Trans-World Metals (TWM), принадлежавшей английскому бизнесмену Дэвиду Рубену, бывшему брокеру Лондонской биржи металлов. В тот период TWM посредничала в поставках на Лондонскую биржу металлов (ЛБМ) небольших партий олова и сотрудничала с внешнеторговым объединением «Разноимпорт».

Сэм Кислин был более не нужен бизнесу братьев. Масштабы деятельности Trans Commodities расширялись без всякого его участия. Так что вскоре Лев Черной зарегистрировал в Монте-Карло (княжество Монако) фирму Trans-CIS Commodities Ltd. (TCC), к которой фактически и перешел бизнес Trans Commodities — но уже без Сэма Кислина. Бывший одессит попытался получить отступного, однако остался без оного.

У Trans CIS-Commodities тем временем появился новый партнер — компания начала работать совместно с TWM Давида Рубина. Российская сторона могла предоставить практически неограниченное количество металла, британская — адекватные возможности для его сбыта. Образовалось партнерство — всемирная сеть офшорных фирм, — получившее название Trans World Group (TWG).

Почему именно алюминий

В качестве основной сферы применения своих талантов партеры по TWG выбрали алюминиевую промышленность. Выбор был сделан практически идеально — и на долги годы TWG стала фактической хозяйкой целой отрасли промышленности.

Бизнес Trans CIS Commodities, напомним, состоял в поставках сырья для предприятий металлургии. Алюминиевая промышленность является едва ли не единственной отечественной отраслью, практически полностью зависимой от поставок из-за рубежа. Только Братский алюминиевый завод имеет возможность закрывать потребность в сырье «на месте» — неподалеку, по сибирским, конечно, меркам, расположен Ачинский глиноземный комбинат, где из нифилиновой руды извлекают глинозем — сырье для производства алюминия.

Остальные крупные российские заводы зависимы от внешних поставок глинозема. На территории бывшего СССР существовало еще одно предприятие, которое могло частично удовлетворить их потребности, — завод в Николаеве, однако после распада СССР он оказался на территории Украины. Таким образом, практически все предприятия алюминиевой промышленности России зависимы от поставок сырья из-за рубежа.

В свою очередь, продукция алюминиевых комбинатов России была идеальным товаром для TWG. Бизнес Давида Рубена — Trans-World Metals — был тесно завязан на Лондонскую биржу металлов. А алюминий — в отличие, например, от продукции предприятий черной металлургии — биржевой товар.

Разрешить толлинг!

Алюминщики были идеальными клиентами для TWG. Однако TWG в своих притязаниях на «порулить финансовым потоком» предприятий отрасли была далеко не одинока. Ясно, например, что как минимум директорат предприятий был бы не прочь торговать металлом и получать выручку в валюте.

По одной из версий, братья Черные успели первыми привести в отрасль иностранного инвестора — Давида Рубина, который смог вложить в дело необходимые для первоначальной раскрутки средства.

Однако, вероятней всего, дело в другом. Льву Черному приписывается если не изобретение толлинговой схемы, то, по меньшей мере, безусловный приоритет в ее использовании в России.

Суть этой схемы такова: алюминиевый завод вообще никак не участвует ни в покупке сырья, ни в продаже металла. Он оказывает услуги так называемой фирме-толлингеру, которая поставляет на завод глинозем и забирает с него металл. Алюминиевый завод получает минимальную плату за свою услугу, скажем, достаточную для выплаты зарплат. Все доходы от сделки остаются в фирме-толлингере, зарегистрированной в офшоре и, соответственно, не облагаемой никакими налогами.

Таким образом, доходная база завода сокращается практически до нуля. Доходы толлингера вырастают до максимума.

В чем выгода директора завода? Понятно, в чем — толлингер, в руках которого остаются практически все доходы предприятия, может предложить директору максимальную сумму вознаграждения. При этом схема абсолютно чиста — формально с завода «налево» ни уходит ни копейки, все, что предприятие зарабатывает, оно может вкладывать в зарплату и развитие. Директор в накладе все равно не остается — просто один офшор переводит другому (директорскому) семизначную цифру.

Расцвет империи

Таким образом, по инициативе Льва Черного с 1992 года в алюминиевой промышленности России все более широкое распространение стала получать схема переработки давальческого сырья (глинозема) в режиме «под таможенным контролем», освобождавшая производителей алюминия от уплаты таможенных пошлин и налогов, но при этом оставлявшая порядка 2/3 валютной выручки на счетах фирм-посредников.

Несмотря на то что расходы TWG на первых порах действия толлинговой схемы, вероятно, составляли немалые величины, немалая часть выручки оставалась в распоряжении партнеров. И они нашли ей более чем достойное применение. В то время как многие дельцы, обогатившиеся в начале 90-х, скупали недвижимость в Европе, TWG, ведомая Львом Черным, скупала ваучеры.

Скупленные ваучеры вбрасывались на чековые аукционы по приватизации алюминиевых заводов. Лев Черной предпринимал сверохэнергичные шаги по установлению контроля над заводами через приобретение существенных пакетов их акций.

Чтобы обойти введенное Правительством РФ ограничение в 20% на свободное приобретение акций российских предприятий, а также для того чтобы никто до поры ничего не заподозрил, Лев Черной создал десятки анонимных офшорных фирм в Монако, Гибралтаре, Швейцарии, на Виргинах, Багамах, Кипре и т.д. В свою очередь, эти офшоры учредили в России дочерние фирмы, которых насчитывалось свыше сотни.

Говорят, что в период расцвета TWG компаний, входивших в сеть, было больше, чем работающих в них людей. Впрочем, и люди в TWG работали на вес золота — в списке сотрудников TWG можно обнаружить Олега Дерипаску, исполнительного директора «Русского алюминия» Александра Булыгина, главу НЛМК Владимира Лисина.

Сеть этих фирм была активно задействована для скупки акций, что позволило TWG к началу 1995 года стать акционером предприятий, производивших в общей сложности более 2 млн тонн алюминия в год. Это Братский (БрАЗ), Красноярский (КрАЗ), Саянский (СаАЗ), Новокузнецкий (НкАЗ) и Надвоицкий (НАЗ) алюминиевые заводы.

Начало конца

С деятельностью TWG традиционно связывают бывшего вице-премьера и «духовного отца» Олега Сосковца. Вероятно, на первых порах влиятельный чиновник и правда оказывал покровительство бизнесу Льва Черного — сложно представить, что без поддержки в верхах таможня и МНС так запросто «проглотили» бы толлинговые схемы, позволявшие вообще не платить налогов в России.

Как бы то ни было, с закатом «духовного отца» начала закатываться и звезда Льва Черного. К залоговым аукционам TWG — вероятно, самая богатая на тот момент компания из ведущих бизнес в России — допущена не была. Хотя, думается, при желании она могла бы «перешибить» деньгами едва ли не любое из предложений будущих российских олигархов.

В этот же период начинается и распад самой TWG. Говорят, что тут не обошлось без личного конфликта: Лев и Михаил якобы недолюбливали друг друга. Некрасивый с детства больной Лев, не без оснований считавший себя создателем бизнеса, недолюбливал красавца и бонвивана Михаила, и тот платил младшему брату взаимностью, не менее справедливо полагая, что бизнес делается не только в тиши кабинетов, но и в живом общении с людьми.

К тому же у братьев появились разногласия по поводу стратегии ведения бизнеса в России — на TWG уже вовсю наседали олигархи, которые после перевыборов Бориса Ельцина стали фактическими хозяевами страны. Михаил считал, что можно и нужно договариваться с новой элитой. Лев занимал стоическую позицию — во многом вынужденную, его нигде не принимали, и связей с новыми людьми он не имел.

В конце концов братья приняли решение разделить бизнес. Льву оставался алюминий, Михаил получал прочие активы и, как говорят, бонус деньгами.

Распад алюминиевой империи

На самом новом из алюминиевых заводов меж тем сменилась власть. Саянский алюминиевый завод из собственности TWG перешел во владение Объединенной компании «Сибирский алюминий» — зерну, из которого выросла империя Олега Дерипаски. Как это получилось, с документами в руках никто рассказать не может. Однако известно, что Лев Черной никогда не любил летать на собрания акционеров в далекие сибирские города, а после того как на время перебрался в Израиль, и подавно. Для того чтобы избежать личного участия в собраниях, мозг TWG выдавал менеджерам своих предприятий доверенности на управление принадлежащими ему пакетами.

В результате сотрудники TWG Олег Дерипаска и Александр Булыгин стали совладельцами «Сибирского алюминия», а Владимир Лисин — НЛМК.

В этот момент у Льва Черного, наконец, появился выход на тех людей, которые в период второго срока Бориса Ельцына фактически правили страной. Доверенным лицом создателя TWG стал Борис Березовский.

Стратегический инвестор

Вероятно, именно Борис Березовский убедил Льва Черного в том, что ситуацию в России контролирует тот, кто контролирует СМИ. Лев Черной финансировал сделки по приобретению предпринимателем пакетов акций канала ТВ-6 и издательского дома «Коммерсант».

Однако несмотря на то что фактическим хозяином двух СМИ являлся Лев Черной, никаких дивидендов ему это не принесло. Г-н Березовский смог доказать алюминиевому королю, что обществу лучше не знать имени истинного владельца. Власть же должна тоже иметь возможность делать вид, что не в курсе подробностей сделки. Имидж Льва Черного не выдерживает никакой критики, и его попытки влиять на редакционную политику СМИ могут вызвать крайне негативную реакцию. Имидж Березовского, конечно, тоже далек от идеального, однако к нему в обществе привыкли, и во власти уважают.

В результате инвестиции в ТВ-6 и «Коммерсант» не дали Льву Черному в плане формирования общественного мнения ровным счетом ничего. Напротив, принадлежащие ему СМИ, по свидетельству самого предпринимателя, порой занимали позицию его оппонентов. К 2001 году Лев Черной разочаровался в партнерстве с Борисом Березовским и продал ему пакеты акций ТВ-6 и «Коммерсанта».

Однако до этого советник Льва Черного успел убедить его пойти на самую, пожалуй, сенсационную сделку конца 90-х. По мере того как «Сибирский алюминий» набирал силу, положение Льва Черного становилось все более шатким. Дело в том, что Олег Дерипаска возглавил поход за отмену толлинговых схем, на которых, собственно, и держался бизнес TWG.

К середине 99-го года к антитоллинговому походу «Сибала» присоединился всесильный в тот период вице-премьер Николай Аксененко. Бизнес Льва Черного затрещал по швам. Говорят, что Борис Березовский посетовал Льву Черному на то, что «с этими ребятами он и сам ничего поделать не может», однако у него есть на примете перспективый бизнесмен, который может разрешить ситуацию ко взаимному удовлетворению.

Так, говорят, Роман Абрамович и приобрел половину алюминиевой промышленности России за $500 млн. Спустя несколько месяцев г-да Абрамович и Дерипаска объединили свои активы и создали компанию «Русский алюминий». Купленные у Льва Черного активы были оценены в $1 млрд.

На сделке с чукотским губернатором Лев Черной потерял, точнее, упустил выгоду — около $500 млн. Впрочем, и вырученные $0,5 млрд счастья Льву Черному не принесли. Он попытался вложиться в бизнес, где его недруги не имели никакого интереса, — в лесной. Однако на Усть-Илимском ЦБК, купленном структурами Льва Черного, вскоре разгорелся корпоративный скандал. Противостояние между группами акционеров закончилось выкупом предприятия «Сибирским алюминием» за $90 млн — говорят, что эта сделка также стала возможной не без участия одного из доверенных лиц Льва Черного, который подставил своего хозяина.

Спустя несколько месяцев Олег Дерипаска блистательно перепродал Усть-Илимский ЦБК группе Ilim Pulp за вдвое большую сумму — $200 миллионов.

Пенсионер российского значения

Сегодня Лев Черной больше не занимается большим бизнесом. Он хорошо усвоил уроки последних лет — доверять в России нельзя никому, а бизнес в стране невозможен без прямых выходов в большую политику. Попытки такого выхода Лев Черной предпринимал, и не раз. Помимо инвестиций в СМИ он финансировал строительство горнолыжного курорта, однако дивидендов ему это не принесло — Лев Черной физически не может кататься на лыжах.

Он выкупал полосами площади в ведущих российских СМИ, где излагал свое видение развития России, однако услышан не был. Попытки финансирования политических партий успеха также не имели — движение «Кедр», по слухам, получившее финансирование от структур бывшего алюминиевого короля, вполне ожидаемо на выборах провалилось.

Последняя сфера приложения капиталов Льва Черного — межрегиональная общественная организация «Мобилизация и развитие», сокращенно «Мир». Или, скорее, безоговорочная капитуляция.

«Консерватор» 21.02.2003

Семен Петров

Facebook

Twitter

Вконтакте

Google+

scandaly.ru

Значение слова «чёрный»

ая, ое; чёрен, черна́, черно́.

1. Имеющий цвет сажи, угля; покрашенный в такой цвет.

Черные волосы, брови, глаза. Черный грифель. Черный провод. Черная тушь для ресниц. Черное платье. Черный бархат. Куртка из черной кожи. Носить черную одежду в знак траура.

черные береты

См. Берет.

2. Очень темный; более темный, чем обычно.

Черное небо. Черная тень. Кожа черна от загара.

3. только полн. ф. Темный по сравнению с другими разновидностями чего-л.

Черный жемчуг, янтарь. Черная сталь. Черные металлы. Черная икра. Черный кофе. Черный хлеб.

4. только полн. ф. В названиях растений, животных и грибов, отличающихся очень темной окраской шкуры, оперения или каких-л. частей — ствола, листьев, цветков, плодов и т. п.

Черный тополь. Черная роза. Черные тюльпаны. Черная смородина. Черная пантера. Черный заяц. Черный дрозд. Черный груздь.

5. Полностью лишенный света.

Черная ночь. Черная тьма.

6. только полн. ф. В шахматах и шашках: относящийся к фигурам темного цвета, противостоящим фигурам светлого цвета, именуемым белыми.

Черная ладья. Черный король. Черный конь. Черная шашка прошла в дамки.

7. Испачканный чем-л., грязный.

Черные от сажи руки. Черные от копоти стены.

8. только полн. ф. Предназначенный для служебного, неофициального пользования, не парадный, не главный.

Черный ход. Черная лестница.

9. только полн. ф. Неквалифицированный, не требующий высокого мастерства, обычно физически тяжелый или грязный.

Черная работа. Черный труд.

10. только полн. ф. Спец.Необработанный или частично обработанный, без отделки.

Черный болт. Черная гайка.

11. только полн. ф. Отапливаемый печью, не имеющей трубы.

Черная баня. Черная изба.

12. только полн. ф. Относящийся к негроидной расе.

Черные и белые граждане США.

13. только полн. ф. Перен.Связанный с негативными намерениями; отрицательный, плохой.

Черная зависть. Черные мысли. Выставить человека в черном свете.

черный пиар

См. Пиар.

черный список

См. Список (1 зн.).

14. только полн. ф. Перен.Мрачный, безрадостный, тяжелый; связанный с трудностями, невзгодами.

Черная полоса в жизни. Отложить деньги на черный день. Наступили черные времена.

15. только полн. ф. Перен.Такой, в основе которого лежат мрачные, обычно связанные со смертью, факты, преподносимые в гротескном виде.

Черный юмор. Черные анекдоты. Черная комедия.

16. только полн. ф. Перен.Незаконный, нелегальный; не указываемый в документах и не облагаемый налогом, неофициальный.

Черная биржа. Черный оборот. Черная зарплата. Черная касса. Черные деньги.

черная валюта

См. Валюта (1 зн.).

черная наличка

См. Наличка.

черный нал

См. Нал.

черный рынок1

См. Рынок (1 зн.).

черный рынок2

См. Рынок (4 зн.).

черный шпионаж

Незаконные средства получения информации.

17. только полн. ф. В оккультизме: чародейский, колдовской, связанный с нечистой силой, приносящий зло, грозящий опасностью.

Черная ведьма.

черная магия

См. Магия (1 зн.).

18.

черная дыра

См. Дыра (6 зн.).

черное духовенство

См. Духовенство.

черный ящик

В самолетах, вертолетах: ящик из несгораемых материалов с записывающим устройством на случай катастрофы, с целью определения ее причин.

rus-gos.spbu.ru

Отправить ответ

avatar
  Подписаться  
Уведомление о